Как по английски сестра

Сестры Зайцевы

как по английски сестра

Cестры Зайцевы — вокальный дуэт, состоящий из сестер-близнецов Татьяны и Елены. Они были популярными на родине и выступали за границей, исполняя свои хиты на английском языке. В 2000-х карьера исполнительниц пошла на спад. Сейчас вокалистки больше известны благодаря общественной деятельности.

Детство и юность

Татьяна и Елена родились 16 декабря 1953 года в Воронеже. Близнецы появились на свет с разницей в 15 минут. Девочки росли в семье военного офицера и оперной певицы и с юных лет увлекались музыкой. Сестры были дружными и мечтали о том, чтобы однажды стать популярными.

Елена Зайцева (Сестры Зайцевы) в молодости

Отец служил в Группе советских войск в Германии, поэтому их ранние годы прошли в ГДР. Иногда девочек приглашали выступать в дивизии Зайцева-старшего. В 1970-х они даже участвовали в творческом конкурсе в Сочи и одержали победу.

Окончив школу в Калуге, сестры, не сказав ни слова родителям, сбежали в Москву. Девушкам было по 16 лет, и возможности столицы манили обеих. Зайцевы поступили во Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства им. Леонида Маслюкова.

Личная жизнь

В 1971 году Елена Зайцева связала свою жизнь с Рольфом Нойманном. Возлюбленный был женат, но ради русской девушки оставил семью. Вместе с избранником она покинула родную страну и переехала в немецкий Висбаден. Рольф был против появления детей. Это спровоцировало расставание пары. Когда состоялся развод, артистка вернулась в Москву. Вторым супругом певицы стал летчик — голландец по имени Отто Лангер. Вместе с ним Елена уехала жить в Нидерланды.

Елена Зайцева и муж Отто Лангер

Из-за брака сестры с иностранцем в советские годы Татьяна испытывала трудности. Но, несмотря на это, близнецы сохранили теплые отношения и мечтали о воссоединении. Они встретились, когда Елена развелась с первым супругом. Встал вопрос о совместной творческой реализации, и женщины решили выступать дуэтом.

Татьяна к этому моменту пыталась реализоваться как вокалистка. Ее творческая биография началась с выступлений в столичных ресторанах. Личная жизнь исполнительницы была связана с Юрием Черенковым. Муж певицы был постановщиком и организатором первого московского театра-варьете. Прожив вместе несколько лет, супруги расстались. Памятью об их союзе стал сын Алексей.

Татьяна Зайцева и муж Ник Виссоковский

Татьяна вновь вышла замуж. Личную жизнь она связала с американцем, русским по происхождению. Ник Виссоковский стал продюсером сестер Зайцевых, когда они объединились в дуэт. Он также руководил компанией, управлявшей московским казино «Беверли Хиллз», а Елена Зайцева в это время занимала пост члена совета директоров. Виссоковский помог решить вопросы, связанные с разделом имущества, покушением и организацией уголовного дела.

Рост сестер составляет 170 см, а вес неизвестен.

Музыка

Перед отъездом Елены за границу сестры записали песню под названием «А мы идем в кино». Пока одна жила за рубежом, Татьяна Зайцева использовала возможности для творческой реализации. Она выступала в гостинице «Союз», а также в государственном театре «Варьете», где познакомилась с такими артистами, как Лайма Вайкуле, Александр Серов, Борис Моисеев и др.

В 1991 году Татьяна предложила Елене вернуться на родину и продолжить вокальную деятельность совместно. Зайцевы записали сингл «Сестра», который описывал сюжет их жизни порознь, пока одна жила в России, а другая — в Нидерландах. Их также поддержало протежирование Филиппа Киркорова.

В 1995 году певицы выпустили альбом под названием «Случайные встречи». Спустя год вышла пластинка «Сестра», на которой был хит «Уголек», а еще через 2 года вокалистки получили премию «Овация» за видеоклип «Сумасшедший снег».

Дуэт оказался популярным в России, и постепенно артистки начали выезжать на гастроли в другие страны. Их продюсер, супруг Татьяны, организовал концерты в США, ОАЭ и Японии. Ник также обеспечил продажи билетов на выступления исполнительниц в казино Лас-Вегаса.

Вернувшись в Россию в 2010-м, певицы поняли, что за время их отсутствия на эстраде многое изменилось. Появилась большая конкуренция в виде молодых вокалистов. Популярность исполнительниц резко упала, и они стали ограничиваться редкими выступлениями и участием в благотворительных концертах.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как по английски будет волшебник

Сестры Зайцевы — Песня «Сестра»

Дискография артисток в 2020 году не пополняется, но мечту, которая появилась у сестер еще в молодости, удалось осуществить. Сегодня имена женщин известны публике, но не всегда о них вспоминают в связи с радостными событиями. В 2015-м Зайцевы стали гостьями сразу нескольких популярных телепередач из-за гибели сына Татьяны, который был очень дорог матери и тете.

32-летний Алексей увлекался паркуром. Неудачный трюк привел к фатальной трагедии. Мужчина перепрыгивал с крыши одного вагона на другой в московском метро. Мать погибшего была за границей, поэтому тяжелую новость первой узнала Елена. У Алексея остался сын Максим.

Сестры Зайцевы сейчас

Сестры Зайцевы живут в Москве, Татьяна — в доме в Николо-Урюпино, приобретенном супругом еще в 1990-х. Она помогает мужу вести бизнес, а также управляет семейной недвижимостью в США. Елена живет в столице и является владелицей дома в Амстердаме.

Официальный сайт артисток заброшен. Личные фото исполнительниц Елена от имени обеих сестер публикует в персональном аккаунте в «Инстаграме».

В 2020 году они напомнили о себе публике, став гостями передачи Бориса Корчевникова «Судьба человека». В эфире певицы рассказали о том, как сложились их жизни.

Дискография

  • 1995 — «Случайные встречи»
  • 1996 — «Сестра»

Источник: https://24smi.org/celebrity/123046-sestry-zaitsevy.html

Катерина Архарова Русская служба Би-би-си, Лондон

Правообладатель иллюстрации RIBA Image caption Театр Young Vic, на сцене которого Бенедикт Эндрюс поставил чеховских «Трех сестер»

Как таковой сцены в новой постановке «Трех сестер» нет.

Есть составленные из квадратных (будто доставленных из «Икеи») столов подмостки — голые, лишенные каких бы то ни было декораций, вклинивающиеся в зрительный зал и освещенные дневным светом лампового потолка.

Этот просцениум оканчивается земляной насыпью, то есть настоящим холмом земли, который в сочетании с серой гладью образующих сцену столешниц производит тяжелое, гнетущее впечатление – это то самое «ружье», которое скоро выстрелит и похоронит мятущиеся чаяния трех сестер и всю эту жизнь, еще спокойную, но со сполохами будущего, в которое они так стремятся.

Зрители рассаживаются с трех сторон этой выстроенной сцены, не отдавая себе отчета в том, что действие уже началось – в углу у первого ряда примощен кухонный стол, за которым отгадывает кроссворд чеховская Анфиса и вовсю голосом Высоцкого орет «Радио Шансон».

Песня главного советского шансонье заканчивается, и из репродуктора идет обычный эфир – современный, сегодняшний, совершенно непонятный английскому зрителю, пришедшему смотреть грустного Чехова. Над столом фото благородного вида мужчины в военной форме советско-российского образца – я не сразу догадалась, что это Прозоров, отец сестер.

Зрители рассаживаются с трех сторон этой выстроенной сцены, не отдавая себе отчета в том, что действие уже началось

А вот и они, эти три идеалистки, разведенные режиссером Бенедиктом Эндрюсом в разные концы многоугольной сцены так, что не знаешь, на кого смотреть – молодые актрисы Мэрайя Гейл (Ольга), Ванесса Керби (Маша) и Гала Гордон (Ирина) хоть и неизвестны, но хороши и типажно попадают в самую точку.

Пока они рассуждают о былом и пикируются с доктором (Майкл Фист), на подмостках сами актеры выстраивают длинный праздничный стол, используя для этого столы, составляющие сцену – только в этот момент и понимаешь, из чего, собственно, она состоит.

Минималистичная, скупая в деталях и символах сценография берлинца Йоханнеса Шутца, решившего отказаться от традиционных березок и русских дачных веранд, чрезвычайно цельна и пластична: эти серые столы тоже играют роль – они трансформеры, то раздвигаются, являя подпол, то переворачиваются вверх дном, служа кроватями Ольги и Ирины, а после пожара и вовсе по одному уносятся за кулисы, обнажая затоптанную сапогами военных реальность, где к четвертому акту актеры и зрители уже не отделены друг от друга ничем – ни светом, ни реквизитом, ни сценическим пространством.

Между «вчера» и «сегодня»

Но если сценография новой постановки «Трех сестер» в театре Young Vic исключительно цельна, то постановочный замысел австралийского режиссера Бенедикта Эндрюса будто мечется между «вчера» и «сегодня», Западом и Востоком: одетые в безвременно-классические наряды сестры, безусловно, русские по духу, даже несмотря на то, что Маша вместо «У лукоморья дуб зеленый» напевает Дэвида Боуи.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как по английски оранжевый

А вот их брат Андрей (Данни Киррейн) из слабохарактерного интеллигента превратился в местного английского жлоба в тренировочном костюме с пузом и детской коляской вместо профессорского диплома.

Эндрюс не стал брать канонические переводы пьесы, а сделал свое переложение текста, приперчив его нечеховской лексикой типа «телевизора», «оргазма», английской матерщиной и реалиями вроде айфона

Его жена Наташа (Эмили Барклай) высмеяна дважды – не только драматургом, но и режиссером, сделавшим из нее провинциальную выскочку на высоченных каблучищах да еще с диким австралийским акцентом, что вызвало у публики моментальное узнавание и одобрение. Как и великолепный в своей отвратности, награжденный шотландским акцентом Соленый (Пол Рэтрей).

Эндрюс не стал брать канонические переводы пьесы, а сделал свое переложение текста, приперчив его нечеховской лексикой типа «телевизора», «оргазма», английской матерщиной и реалиями вроде айфона, дистанционно управляемого игрушечного вертолета и хорового пения хита «Нирваны» Smells Teen Spirit.

Еще одна любопытная деталь: у Чехова в последнем акте появляются бродячие музыканты со скрипкой и арфой, которым Ольга распоряжается подать что-нибудь; Эндрюс заменяет их темнокожей молодой женщиной в платке, исполняющей заунывную восточную песню. К слову, та же тенденция замечена и в новом британском фильме «Анна Каренина»: там в роли гражданской жены Николая Левина, взятой им из публичного дома, тоже выступает женщина восточного происхождения.

Что это – политическая корректность или дань теперь уже и российским реалиям?

Вне контекста

Что касается пьесы, то многим зрителям и даже критикам остался не вполне понятен контекст драматических событий: если действие перенесено в сегодня, и Андрей Прозоров работает в местном совете, откуда присылают Ирине именинный торт, то почему бы Маше вместо страданий не развестись с Кулыгиным, и сестрам не поехать в Москву? И что за стоны про светлый труд и работу во благо, когда все сейчас мечтают ровно об обратном? И в какой армии в конце концов служат покидающие эту тьмутаракань военные?

Режиссер сохранил главное — экзистенциальную тоску героев и вечно современный чеховский вопрос: почему жизнь не получается такой, какой она виделась в мечтах?

Сидевший за мной интеллигентного вида англичанин поделился со своими спутницами следующим замечанием: «Люблю я этих русских писателей – Чехова, Толстого, эту их философскую манеру письма. Вечно у них рассуждения о жизни, о долге» и нечаянно суммировал главное: как бы ни менялись декорации и их контекст, рассуждения остаются прежними.

И именно это осталось неизменным в новой постановке «Трех сестер», где режиссер сохранил главное — экзистенциальную тоску героев и вечно современный чеховский вопрос: почему жизнь не получается такой, какой она виделась в мечтах?

Источник: https://www.bbc.com/russian/uk/2012/09/120917_three_sisters_young_vic

«Общая поилка», отсутствие тестов и отказы в госпитализации: новосибирцы с вероятным COVID-19 пожаловались на переполненные больницы

как по английски сестра

.com. Коридор ГКБ №11

26 Май 2020, 10:30

Пенсионерка из Новосибирска Елена Колташова, у которой диагностировали двустороннюю пневмонию, больше недели не могла добиться госпитализации. Она почувствовала себя плохо «в конце позапрошлой недели», рассказал Тайге.инфо сын женщины Максим Колташов.

«Вызвала врача на дом. Врач пришел в 10 часов вечера. На следующий день сделали флюорографию, сказали, у вас ничего нет, при этом почему-то выписали рандомные антибиотики», — добавил он.

Колташов написал в фейсбуке, что его мать обращалась в поликлинику №28, где ее «отфутболили»: «Сказали идти прикладывать подорожник и читать молитвы, будете умирать, вызывайте скорую. Тестов нет, тесты делают только тем, кто может доказать контакт с зараженным».

О проблемах с тестированием рассказала Тайге.инфо и дочь 65-летней жительницы Новосибирска Татьяна Федосеева. У ее матери уже две недели кашель и боль в области легких, с 21 мая начала подниматься температура. Участковый врач и скорая помощь отказались брать тесты на коронавирус у пенсионерки, несмотря на то, что по возрасту она попадает в категорию тех, кого должны тестировать при симптомах ОРВИ.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как переводится слово did на русский

«Никто никакие тесты ни у кого не берет — так сказала терапевт, — добавила Татьяна. — Так как сейчас самоизоляция, мама сейчас живет у тети, сестры-близняшки. У тети самочувствие ухудшилось на следующий день после нее. Такое чувство, что они заразились друг от друга».

«Общая поилка»: что происходит в больнице №11

Сын пенсионерки Елены Колташовой Максим уточнил Тайге.инфо, что его мать сделала КТ в частной клинике, обследование показало двустороннюю пневмонию. После этого у нее пропало обоняние и «вылезла вся хроника».

В заключении КТ ей была показана госпитализация. После этого Елена попала на прием к пульмонологу и терапевту по месту прописки, которые «по очереди отправляли друг к другу», заявив, что не могут консультировать людей с вирусной пневмонией.

Заведующая поликлиники приняла решение госпитализировать пациентку через «скорую помощь», которую та ждала несколько часов.

Колташов рассказал, что еще довольно длительное время его мать провела в палатке во дворе в ожидании приема врачей больницы №11.

Таких там, по словам сына Елены, две.

«В одном отделении, без перегородок находятся пациенты с подтвержденным ковид и не подтвержденным. Ну, ок. Бог узнает своих. Не хватает персонала, лекарств, оборудования. Градусников не хватает. Градусников, Наташ! Подушечки под локоть, чтобы взять кровь из вены, в отделении нет! Если диабетик — глюкометр с собой», — написал Максим Колташов в фейсбуке.

Он рассказал Тайге.инфо, что пациенты пьют из «общей поилки», откуда черпают воду своими кружками, или из-под крана.

«Общая поилка» для пациентов ГКБ №11

ГБК №11 — самый крупный инфекционный госпиталь Новосибирска. Его открыли 20 апреля, тогда региональный оперштаб сообщал, что там развернуто 642 койки, все пациенты должны были проходить томографию.

Уже 10 мая региональный минздрав признал, что «мощностей инфекционной больницы и больницы №11 уже недостаточно» и определил под коронавирус больницу №12. Позже под эти цели переоборудовали кардиодиспансер и ГКБ №25. По последним данным, в больницах Новосибирска 1574 пациента с подтвержденным COVID-19 и подозрением на него, еще 65 детей лежат в детской больнице №3 и 112 человек — в ЦРБ районов области.

В конце мая стало известно, что пациентов больницы №11 кладут в коридорах. Позже пациенты рассказали о нехватке медперсонала и антисанитарных условиях. Они заявили, что на 100 пациентов, находящихся на одном этаже больницы работают две медсестры, «один-два врача», а санитарка «вообще одна на несколько этажей».

«Мы находимся в условиях полной антисанитарии ввиду того, что со вчерашнего утра никто не убирал ни в туалетах, ни в палатах. Что еще можно здесь подцепить одному богу известно. Больница переполнена, люди лежат в коридорах. Со мной в палате на три человека лежат две лежачие бабули, которым даже не приходят мерить температуру, тем более кормить. Врач приходил раз в день, мерит сатурацию и молча уходит», — рассказала пациентка.

В региональном минздраве заявили, что «анонимная информация не соответствует действительности», но не смогли опровергнуть ни одно из утверждений пациентки.

«Сюда только умирать»

Об отказе в госпитализации из-за переполненности больниц рассказала и жительница Новосибирска Елена Рудзей. У нее заболела двоюродная сестра, которая работает врачом. На КТ выявили двустороннюю пневмонию, следует из опубликованного ей в фейсбуке заключения врача.

«В больницу не берут — мест нет. Сейчас не берут даже тяжёлых. И препаратов тоже нет в больницах. Нечем лечить коронавирусных больных. Терапевт из поликлинники выписала антибиотики и противовирусные», — рассказала она.

Проблемы с переполненностью есть и в ГКБ №25, которую переоборудовали под коронавирус только в середине мая. Жительницу Новосибирска Татьяну Егорову, у которой диагностировали двустороннюю пневмонию положили в коридоре, рассказала она у себя в фейсбуке.

«Уже около часа нахожусь в стационаре, в коридоре, повезло, что в конце коридора и есть окно, которое попросила открыть, открыли», — добавила она.

Татьяну госпитализировали только через 10 дней после начала болезни, рассказывала она в соцсетях. У нее поднималась температура до 38, пропали вкусы и запахи.

«Вызывала трижды врача, первая врач была ровно две минуты, на листочке назначение Кагоцел и ни в коем случае антибиотики. Мне хуже. Вызвала ещё врача. Приехал и сразу направление на госпитализацию в 11 больницу, причём ехать самим, скорую не дождем. Поехали.

Там очередь и по записи, много карет скорой в которых лежат люди и ждут. Спросили сколько будем ждать — ответили — суток полтора, двое, если повезёт то часов через шесть восемь.

Сами же врачи рекомендовали уезжать, прозвучала фраза — сюда только умирать», — писала Татьяна в фейсбуке.

Она отказалась общаться с Тайгой.инфо, сославшись на то, что ей сейчас «очень тяжело». Редакция направила запрос в новосибирский минздрав с просьбой прокомментировать ситуацию с условиями в инфекционных госпиталях и отказами в госпитализации.

Пётр Маняхин

Фото предоставлены Максимом Колташовым

Источник: https://tayga.info/155386

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
English House